GRASHUPFER
Я не псих, это все от переутомления.
Замечательный анализ, на самом деле.
11.10.2013 в 07:26
Пишет Эра милосердия:

И встать я не встаю, и спать не спится...
И так проходит ночь, и утро настает.
Аривара Нарихира

Больше всего в мифологии «Тук-тук-тука» меня занимает личность нашего ГГ, как оказывается, весьма смутно определённая, если не сказать - неопределённая вообще. Итак.

- ГГ - шизофреник.
Версия, которая объяснила бы почти всё. В пользу этого варианта немногое: смирительные рубашки некоторых гостей и, пожалуй, записи на отдельных листочках, в которых о ГГ говорится в третьем лице. Изрядно напоминает историю болезни.

- ГГ - покойник.
Связывать ирреальность происходящего с загробным миром модно ещё с «Тургора». Первый звоночек - фраза ГГ, часто выпадающая чуть ли не на первом уровне:

Мотив смерти в игре вообще всплывает часто, особенно учитывая, что обе «хорошие» концовки смерть и подразумевают. К тому же, ГГ совершенно спокойно рассуждает о пожухлых листьях, костях, глине - вещах, которые напрямую связаны с увяданием и гибелью, для него они - не то чтобы повседневность, но привычная часть бытия. Здесь всё может объясняться тем, что дом - подобие чистилища, а разгадать предстоит то, что было с ГГ в жизни.

Но это очевидные толкования, слишком очевидные, чтобы быть приоритетными. К тому же, они в принципе могут легко сочетаться с дальнейшими. Вот дальше всё интереснее: подключаем пронумерованные, связанные между собой страницы дневника и историю предков. ГГ в игре больше рассказывает про своего деда, больше в ключе завершённых и незавершённых дел, но важно то, что дневник дарит именно он.

- ГГ - автор дневника.
Соответственно, он ушёл в затворничество после трагической истории с сыном. Версия работает, собственно, если мы считаем, что ГГ - точно автор дневниковых записей, но здесь причина вытекает из следствия, конкретно меня это не устраивает. К тому же, он периодически словно бы вспоминает о невидимке - где она спала, что делала, следовательно - сталкивался с ней сам. Вопрос только в степени доверия к тому, что непосредственно говорит ГГ.

- ГГ - сын автора дневника.
Собственно, он и есть пропавший сын человека, который впоследствии встретил невидимку. На эту мысль наводит опять-таки фраза ГГ:

То есть, отец вполне мог заменить потерянного (умершего? отобранного?) ребёнка кем-то другим, возможно - выдуманным, той самой невидимкой, заменителем настоящего ребёнка. Почти идеально вписывается в контекст дневника.
В этой версии есть определённые нестыковки, но я придерживаюсь именно её.

Однако после этой фразы ГГ говорит следующее:

- ГГ - невидимка.
Невидимка-девочка тоже на вид не очень-то живая, и эта версия слегка перекликается с версией о покойнике. Можно было бы предположить, что невидимки - это призраки, если бы об их природе было сказано чуть больше.

- ГГ - сын потерянного ребёнка автора дневника.
Если сильно акцентировать внимание на том, что дед что-то не успел и чего-то не понял, может статься, что история о потерянном ребёнке была подарена дедом герою вместе с дневником. Жаль, чисто с рациональной точки зрения версия практически необъяснима.

- ГГ - это одновременно дед, отец и сын.
В данном случае стоит рассматривать его как одну и ту же личность в трёх разных стадиях, периодах существования. Скорее всего, нас в доме трое: аватар, «добрый» двойник и «злой» двойник. Вряд ли целесообразно счесть кого-то из них конкретно с большой долей уверенности соответственно дедом, отцом или сыном, но определённое триединство всё же наблюдается.

Однако всё, что связано с предками, стопорится на двух больших вопросах:
Первое - если фигур/стадий так или иначе три, почему в начале ГГ говорит, что на станции работали отец, дед и так далее? Насколько это важно? Может быть, это просто дыра в сюжете? Как это согласуется с историей о потерянном ребёнке? Без нареканий вяжется, только если ГГ - автор дневника, в остальных случаях связь времён прерывается, да и в этом - объяснимо с натяжкой.
И второе - один ли автор был у дневника? Я рассматривала только тот вариант, когда автор один. Пробел в шестой странице (которой по моему убеждению нет вовсе) может быть не случайной потерей, а пробелом во времени, т.е. две части дневника могут вовсе относиться к разным людям и разным ситуациям. Первый автор - дед, второй - отец? Что же тогда произошло и как осуществлялось наследование станции? Повод для размышлений, конечно, интересный, вот только он не приближает к ответу на вопрос, кто же всё-таки наш ГГ.

URL записи